Большое интервью с Андреем Колбасиным, одним из самых крутых татуировщиков-реалистов на сегодняшний день.
Меня всегда тянуло к живописи и академическому рисунку, что и отражается в моих работах и по сей день. Спустя годы я понимаю, что и не нужно было изобретать велосипед – нужно было продолжать делать то, что нравится и не «пудрить себе мозги». Реализм — это то, что хорошо понимаю я и люди вокруг.
Андрей Колбасин

Как ты стал тем, кем стал

–  Ты уже много лет профессионально занимаешься татуировками, тебя спонсируют мировые гиганты индустрии «World Famous Tattoo Ink» и «KWADRON». Но мало кто знает, как ты пришел в мир татуировок. Как ты понял, что это именно та сфера деятельности, которой ты хочешь посвятить жизнь? Ты же один из самых крутых татуировщиков-реалистов на сегодняшний день в мире. Почему именно реализм? Я понимаю, что ты живешь недалеко от Эрмитажа, но все же.


– На самом деле я живу в Петербурге не всю свою жизнь, но переехал в этот замечательный город сравнительно давно, около 11 лет назад. Сам я родом из Псковской области, с рабочего поселения в глубоком лесу. Жило нас там не более 300 человек. Оттуда я и начал свою карьеру без книг, информации и образования. Только желание стать лучшим и трудиться.

Андрей Колбасин
Познакомиться с татуировками мне пришлось в 12 лет. Старшие товарищи, себе на забаву, искали человека, который умеет рисовать. Соорудив самодельную татуировочную машинку, они ударились в поиски кандидата и, так как я рисовал хорошо, их взгляд пал на меня. Не скажу, что я делал шедевры, но мне нравилось это ремесло. 


Лет в 17 я увидел по телевизору ролик из новостей про тату-конвенцию. Именно тогда я понял, что смогу связать свою жизнь с профессиональной татуировкой. Я увидел, как мастера бьют реализм, а ведь это именно то, что я умел рисовать. Я не хотел более заниматься примитивными наколками, которые приходилось делать по 5–7 штук за вечер. У меня скопилось не мало собственных рисунков, которые, как оказалось, можно нарисовать на коже. Первой целью стала покупка профессионального оборудования (это я узнал из тех же новостей), и я понял, что без него мне не стать профессионалом. Конечно же, нужно было ехать в город. 


Спустя годы скитаний по различным городам я добрался до Питера, где и состоялся мой первый профессиональны дебют. Тут я заработал международный статус, за что благодарен судьбе и своему упорству. Тяжелый город для начинающего специалиста, но я смог вырваться.


Свой стиль я неустанно искал из года в год. Но все сводилось к тому, что я умею действительно качественно делать только реализм. Меня всегда тянуло к живописи и академическому рисунку, что и отражается в моих работах и по сей день. Спустя годы я понимаю, что и не нужно было изобретать велосипед – нужно было продолжать делать то, что нравится и не «пудрить себе мозги». Реализм – это то, что хорошо понимаю я и люди вокруг. 


Иллюстрация больше подходит особым любителям, а вот реализм – это что-то массовое, что-то, что нравится почти всем. Так же я люблю этот стиль за то, что он очень сложный и многогранный. Технически правильно его исполнить под силу только нескольким людям по всему миру. Нас не так много, как в любом другом стиле, тех, кто качественно делает работу именно в реализме. Я рад, что стою в одном ряду с крутейшими мастерами со всего мира.



– Говорят, творческие люди очень сильно зависят от настроения, от вдохновения. Что вдохновляет тебя, что заставляет двигаться вперед? Как ты ощущаешь и переживаешь это вдохновение? Как не перегореть в ежедневной рутине, как остаться преданным профессии навсегда, какие мотивации движут тобой?


– Ну, конечно же творческие люди нуждаются в подпитке настроения. Сахар для моей души – это, несомненно, моя муза, моя жена. Без ее поддержки я бы один не справился. Уходя на работу, я слышу слова что «у тебя все получится!», а приходя домой, я показываю всегда то, что сделал и мы вместе размышляем, вместе мечтаем и строим планы. Конечно же, настроение задает и настрой на работу. К тому же ходить по самому красивому городу в мире посчастливилось не каждому. Ежедневно я начинаю свой путь с Нарвской, прохожу по Фонтанке, выхожу на Невский, гуляю по Дворцовой Площади и прихожу в студию в старом Петрограде. Эти места одинаково живописны и зимой, и летом. Домой я еду по более короткому маршруту: по ЗСД через Финский залив. Виды сумасшедшие. В дороге уходит из головы быт и проблемы, как раз есть время поразмышлять о проектах, о творчестве и о будущем.


Путешествуя по миру, я всегда стараюсь брать место у окна. Чем дольше дорога, тем больше меня это заряжает энергией. Путешествие через Альпы — это было что-то с чем-то. Я до сих пор по-детски восхищаюсь облаками.


К счастью, у меня никогда не было творческого кризиса. Я уверен, то движение – это жизнь. И это превратило меня в трудоголика. Делать ради того, чтобы просто сделать – не мой подход. Для меня критически важен результат работы. А когда ты погружен в работу, которая тебя полностью удовлетворяет во всем, то и времени нет на депрессию. Что такое творческий кризис в моем понимании? Это процесс, в котором ты рассуждаешь о несбывшихся мечтах, недоделанных проектах, разбившихся надеждах и постоянно сравниваешь себя в другими, выделяя только их преимущества и совершенно забывая про свои. А у меня все отлично, я доволен своим результатом и тем, как я проживаю жизнь. Я по этой причине в Москве и не остался жить, не захотел много времени на дорогу тратить. Мне и так мешает сон, еда и туалет, они отнимают мое время на работу, а тут еще и часы дороги впустую. Спасибо, конечно, но это не мое.


Конечно, главное не зацикливаться на чем-то одном. Бывает, ловлю себя на мысли, что сижу и обдумываю одно и тоже. Из-за этого случаются просадки в темпе работы. В нашей профессии татуировщика нужно убегать от обыденности, всегда искать вокруг что-то свежее и интересное. Нельзя зацикливаться на чем-то одном. Нельзя позволять себе входить в рутину и просто плыть по течению. Это убивает творческий потенциал и желание развивать себя, как художника. Обычно, возвращаясь с конвенций я понимаю куда мне дальше двигаться и зачем.


Я часто рисую и из этого получается разнообразить творческий досуг. Рисовал я всегда и везде: в школе, студии, дома, в поездках. Помню примотал холст к чемодану изолентой и проехал так половину Европы. За 3 месяца получился неплохой такой холст. Еле домой увёз, не хотели в самолёт пускать.


Устаю я только от студии. Это моя ахиллесова пята. Один я не могу это вытянуть, потому что очень быстро устаю от организации. Конечно, мне и жена помогает, и коллектив хороший. Они не дают мне пропасть, за это я им очень благодарен.


Своя школа и другие проекты

У меня образовалось сильное портфолио не только с громкими и весомыми именами моих учеников, но и ещё и со 100% результатом. На их примере я испытал и прочувствовал не саму технологию обучения, а психологию общения с разным типом людей и дал им то, что именно им было нужно.
– Помимо собственной студии у тебя есть еще и собственная школа, куда приезжают довольно известные личности: из тех, кого помню я, это Павел Ангел, Даша Пироженко, другие именитые мастера в мире татуировки и не только из России. Расскажи кто твои ученики и чему ты учишь тех, кто, казалось бы, уже вполне успешен в своем ремесле? Есть ли у тебя еще проекты, помимо художественной школы?


– В 2017 году я открыл свою школу, причем случайно. Когда я открывал студию мне нужно было поставить на ноги Ваню Кудряшова. Потом к нему добавилось ещё пару человек, в числе которых были Мурашов Константин и Владислав Колобов. Потом пришли ещё ребята. Закрепив свою рабочую теорию обучения, я создал свой курс обучения. Конечно же, никто на него не записался, так как на тот момент присутствовал элемент недоверия к результату. Да и ещё 2 месяца нужно учиться, рисовать никто не хотел. 


Модернизировав курс под желающих, я набрал первые группы и поделился результатом с публикой. Так я обрёл очередь на годы вперёд. У меня образовалось сильное портфолио не только с громкими и весомыми именами моих учеников, но и ещё и со 100% результатом. На их примере я испытал и прочувствовал не саму технологию обучения, а психологию общения с разным типом людей и дал им то, что именно им было нужно исходя из своих наблюдений, а не то, что они хотели в самом начале. Так я им помог получить узнаваемые имена в нашем тату сообществе. Конечно, это не полностью моя заслуг, они сами хотели учиться и быть лучше, я лишь направил их и помог раскрыть потенциал. На данный момент они уже сами занимаются рекламой себя и реализацией своих талантов.


Да, были и отличные мастера, которые хотели попасть ко мне на обучение, но по разным причинам не смогли. Среди них Карина Куба, Саша Литвинов, Дарья Пироженко, Александр Эбис, Паша Ангел, Паша Кирилловых, Игорь Пастушенко, Катя Гроудон-Толмачева, Андрей Меня, Гошан Московский, Costa Tattoo, Лариса Гендзвид, Гречанова Маша и другие. Очень много громких имён России и зарубежья. Я вообще был в шоке от того сколько людей хотели и хотят у меня учиться. Многие уже год состоят в листе ожидания.

Обучение
Я не могу проводить более 3 обучений в год, потому что на них уходит очень много сил. По этой причине первичную подготовку желающих попасть на мой курс я возложил на своего воспитанника Мурашова. Также иногда преподает у нас Илья Фоминых и, возможно, в будущем я найду силы поработать с такими мастерами, как Карина Куба, Маша Гречанова, Хаски, Пироженко, Ангел и многие другие. Организую мастер-класс с теми, кого давно хотели видеть.



– Кто из современных мастеров является для тебя эталоном, у кого ты учился или хотел бы поучиться?


– О, я воспринимаю единственного мастера своего дела — это Дмитрий Самохин. У него бы я однозначно поучился, но он не преподает.


Вообще преподавателем быть – это такое же творчество. Не обязательно быть хорошим мастером, чтобы вырастить звезду, ведь у многих боксёров тренера сами совсем не имеют отношения к профессиональному боксу, пузатые мужики, но они дают ребятам имя и карьеру. Тут то же самое.


Сотрудничество с мировыми брендами

– Выше мы уже упомянули, что ты состоишь на спонсорстве мировых гигантов татуировки, таких как «World Famous Tattoo Ink», «KWADRON», «Ink Machines», «Tattoo Revive». Как ты оказался вовлеченным в процесс, по каким критериям судили о твоей известности и таланте, и насколько ты доволен предоставляемыми тебе возможностями от брендов?


– Это лучшее место, где бы я смог оказаться. Таким пакетом спонсоров обладают единицы. Для меня быть в команде этих ребят – честь! Премиум материалы, лучшее отношение к мастерам и, конечно же, престиж.


Начну с краски World Famous. Это было давно, лет 8 назад. Тогда бренд ещё не был таким популярным и в его протим'е было немного народу, но имя самого бренда было пророческим. Ведь все получилось у компании как нельзя лучше!


Вообще мне приходило сообщение от Intenze о том, какой я замечательный и такое же от Лу Рубино. Я склонялся к Intenze из-за их популярности в то время. Я поделился новостью с Колей Джангировым и был ошарашен тем, что он мне посоветовал не отвечать на предложение от Intenze, ведь только-только Самохин отказался от их пигментов. Я начал анализировать зажившие работы и вспоминать, что я делал и какой краской. 


В итоге я пришёл к выводу, что плохо заживающая, аллергенная, но популярная Intenze не может конкурировать с WF, так как к тому времени бОльшую часть моей полки с пигментами занимала именно палитра World Famous Tattoo Ink. Она была дешевле, ярче, не сохла в колпачках и заживала всегда стабильно шикарно. Минус был в не богатой палитре. Со временем компания совместно с мастерами выпустила кучу сетов и цветов, которых нет ни у кого в мире. Сейчас это лучшее из всего, что есть на рынке. Я счастлив, что в тот день я подумал головой и спасибо Джангирову за совет. С Intenze я бы не стал хорошим специалистом и ещё долго бы мучился с краской.

Работа Андрея Колбасина
С владельцем Kwadron, Радеком, мы познакомились на тату конвенции в Берлине в 2013 или 2014 году. Он дал пару коробок и сказал, что если понравится, то он готов со мной работать по спонсорству. Это было невероятно круто. В этот же день мне ещё пару итальянских производителей дали в руки свои новейшие машинки. Одна сгорела прямо во время сеанса, другую я даже и не стал пробовать, так как я был предан купленными и уже годами работающими Dragonfly от Ink machines. В общем-то с Kwadron я сдружился разу. Владелец был очень простым парнем, к тому же тоже в прошлом татуировщиком и иглы были очень качественными. Предан им по сей день и благодарен за поддержку. Потом появились картриджи, которыми пользуются все, в том числе и я. Не знаю игл лучше и удобней.


Вообще я помню эти ужасные китайские иголки, которыми я колол до знакомства с Радеком из Kwadron. Если при переходе на хорошие иголки не всегда понимаешь их плюсы, то переходя с них обратно на Китай, чувствуешь все прелести качественного оборудования. Я раньше думал, что можно и гвоздем наколоть, но как-то на выезде у меня не было моего оборудования и мне дали оборудование, которым я и работал на том выезде. Вы знаете, это было ужасно. Я пот с лица стирал каждую минуту от напряжения. Руки не могли справиться ни с машинками, ни с красками, ни с иголками. Только вазелин меня не подвёл!


Все-таки хороший мастер = хорошее оборудование, и наоборот.


С Ink Machines у меня была долгая и безответная любовь. То ли не хотели, то ли не знали о обо мне. В общем я сам отправил своё портфолио, на что я получил сообщение: «Почему, черт возьми, ты ещё не с нами, чувак?!» Вот так я и стал работать с Ink Machines. Уже лет 5–6, как с ними сотрудничаю. Пока что все технические инновации принадлежат им и не спроста, ведь Кристиан и Ганс (владелец и изобретатель) являются инженерами на заводе Volvo в Швеции. Эти ребята знают толк в гайках и пружинках. Ценно то, что умная голова советуется с потребителем. Так компания всегда отправляет мне прототипы для пробы и обратной связи. Если мы говорим, что это не работает, то аппараты проходят дополнительную модернизацию исходя из комментариев мастеров. Круто!


С TattooMarket мы дружим крепко и уверенно, поэтому в день, когда фирма Тату Фарма потеряла надежного инвестора в виде TattooMarket, я пошёл в след за новым брендом Tattoo Revive, не задавая никаких вопросов. Без поддержки бизнес не работает, ну или не развивается, а TattooMarket — это надежная опора и уверенность в будущем. Сейчас во времена проблем с поставками, доставками, производством и т. д., мы, мастера, имеем все необходимое для работы благодаря TattooMarket, а Tattoo Revive предоставляет лучшую и надежную, гиппоалергенную косметику для татуировки. Это бренд, которому я всецело доверяю.


Про оборудование

Хорошее оборудование делает из мастера профессионала. Именно этим путём я иду с детства.
– Существует мнение о том, что качество татуировок не зависит от оборудования мастера. Каково твое мнение на этот счет?


– Повторюсь: хорошее оборудование делает из мастера профессионала. Именно этим путём я иду с детства. Ещё в далеком прошлом я работал струной или швейной иглой. Ничего из нынешнего своего портфолио я не смог бы наколоть ни тогда, ни сейчас, имея струны или китайские иглы. Я знаю, о чем говорю. У меня были машинки, которые стоили три копейки, и они не работали ну никак. Вроде крутят, вроде колят, но пигмент не вкрашивается. А если и вкрашивался, то это было что-то из StarBrite, Intenze, Alla Prima или чижик, гелевые чернила. Они все шли пятнами или вовсе давали сильную аллергию. 


Вроде мастер купил краску в магазине, и все вопросы должны быть к производителю пигмента, а все равно все жалуются на мастера. Если проявляется сильная аллергия, то за ней следует сильное поражение тканей. В худшем случае абсцесс, если клиент вовремя не обратиться к врачу, а плюс грязь и все – приплыли. Если в России с этим еще можно что-то решить как-то, то в Штатах или в Европе по судам затаскают и всю жизнь потом лечение человеку оплачивать будешь. Да и работать больше не сможешь в татуировке. Так что хорошее оборудование – это не только возможность красиво и качественно рисовать на коже, но и собственная уверенность в результате и юридической безопасности. 


Мои бренды имеют все доступные лицензии, сертификаты безопасности. Покупая эту продукцию, можно расслабиться и получать удовольствие от процесса. 



– Каким оборудованием пользовался ты в прошлом и каким пользуешься сейчас? Что для тебя является «эталоном» в татуировочном оборудовании?


– Начинал я с моторчика, изоленты и струны. Какое-то время я так поработал и понял, что нужно все менять. Я купил сразу лучшее, что было на полках в магазинах. В то время лидером были машинки фирмы RTE от Дмитрия Зака. Речного я не знал. 


Купил я тогда пару серии Derringer. Это были рабочие лошадки, которые весили более 350 граммов, что в итоге и сыграло роковую роль в операциях на руках. Разрушенные суставы и травмированные сухожилия из-за воздействия вибраций и неправильного распределения веса. Нужно было держаки специальные, видимо, подбирать. Потом что-то в голову пришло, и я купил себе китайские машинки, и тут же начался регресс в карьере. Далее уже поработал Work Horse, которые Речной привозил, но это оказались неудобные машинки с низким КПД. Ну, и конечно, китайские иголки. Однажды мне довелось на тату конвенции 2007 года купить иглы фирмы Eikon. Тогда-то я и понял, что такое острая игла. Это было невероятно. Спустя долгие годы я пришел к постоянному пользованию только Kwadron.

Работа Андрея Колбасина
В 2010 году наступил как раз расцвет моей карьеры, и я приобрёл себе пару новых Dragonfly. С тех пор я делаю красивые татуировки. Конечно, качественными они ещё тогда не были, но уже хотя бы были цветными. Краски еле держались и смывались в бане через полгода. Тогда и техники никакой конкретной не было, в которой я бы постоянно работал, и оборудования комплект был не полный.


В 2014 году я уже имел коллекцию машинок всех крутых фирм:

EgoInk Machines, FKirons, Cheyenne, InkJekta, Stigma, Bishop, Bala


К тому моменту были только китайские картриджи, Kwadron и Cheyenne. Краски было очень много и разных фирм. Помню начинал я с гелевой пасты, чертёжной туши и чижика, потом StarBrite, Millenium Mom’s, Intenze, Tallens и другие. В 2014 году уже появляются и Eternal, и Fantasia, и World Famous. У меня было абсолютно все, что необходимо иметь хорошему мастеру, и хорошее, и среднее, и плохое. Было чем эксперименты ставить и из чего выбирать.



– Есть то, чего не хватает современному тату оборудованию? Что бы ты предложил усовершенствовать мировым производителям?


– Ну, на мой взгляд сейчас нужно следить за ньюансами.


Краске не хватает четкого цветового круга, который можно было бы применить в автоматическом подборе цвета. Так же хочется в будущем увидеть автоматические миксеры красок, которые могут смешать пигменты в и подобрать цвет согласно палитре производителя. Я бы такую штуку дома или в студии поставил. Но, опять же, с такими миксерами невозможно будет работать, не имея палитры в цифровом виде. 


Я уже предлагал разным производителям свою помощь в создании подобных аппаратов, но пока что никому это не было интересно. Так же хочется больше чистых цветов из земляных минералов, так как те же коричневые пигменты – это смесь из 4–5 цветов, а это уже имеет свои нюансы при заживлении татуировки, так как со временем пигмент распадается и дает пятна. Процесс очень похож на то, как молоко разделяется на сливки и воду. 


Было бы неплохо иметь правило в миксах – не больше трёх оттенков в одном пигменте. Так же не хватает информации о составе и прочем на банках. Например, светостойкость и укрывистость. Так я бы смог понять, какой пигмент устойчив к солнцу, а какой нет. Укрывистость необходима для каверов или для размытия. 


Также я считаю нужно уже писать на баночках стандарты размеров частиц красок: крупный, средний и мелкий. Пока мы работаем на ощупь и только приблизительно понимаем, чем работаем. Раньше у иголок было только количество в пайке и текстура, а сейчас есть диаметр и длина заточки. Вот и на краске нужно больше информации для мастеров.

Работа Андрея Колбасина
Для иголок, конечно, остаётся главной проблемой стандарт качества. Последние 5 лет бывают осечки. Конечно же, это издержки любого производства, но все же нужно следить за качеством конечной продукции и исправлять все в положительную пользу. 


Первое, что хочется увидеть в будущем – это, конечно же, одинаковые по жесткости мембраны. Ведь это резинка, которая отвечает за стабильность удара и возврата. Сейчас мастера в основном используют одну машинку для всех типов работ, поэтому картриджи должны иметь строгие настройки, в числе которых была бы одинаковая упругость мембраны и одинаковая длина штока картриджа.


И конечно же, сам цвет картриджей. Кто как, а я всегда ассоциирую индустрию с чёрным цветом, а с ним в последнее время в индустрии напряженка. Люблю плотные чёрные носики с матовым покрытием. Это было бы круто.


Машинкам нужно стать безопаснее, ведь большая часть современных аппаратов не имеют функции полного разбора, за счёт чего толкатель, который соприкасается с картриджами, в первую же работу проходит процесс перекрестного заражения. Если не стерилизовать этот толкатель, то, к сожалению, есть все риски заразиться такими болезнями, как стафилококк, контактный дерматит, гепатит и ещё ряд неприятных бактериальных и грибковых заболеваний. Невероятно, но факт: сейчас производители не берут на себя за это ответственность. Время, конечно, все расставит на свои места. По технологиям все хорошо. Думаю, что я доживу до тех времён, когда появится жесткая форма крепления картриджа к машинке.


Нужны ли тату конвенции

Нужно думать о модернизации этих самых мероприятий в сторону безопасности. На конвенции перестали ходить обычные люди и поэтому главной задачей организаторов является привлечение масс обратно на площадку.
– До 2020 года в России были очень популярны тату конвенции, где мастера могли обмениваться опытом друг с другом, находить новые контакты и клиентов. Но после пандемии количество таких мероприятий резко сократилось и теперь практически равняется нулю. Посещаешь ли ты сейчас российские тату конвенции? Зарубежные? Какие плюсы и минусы современных конвенций ты можешь выделить по сравнению с конвенциями прошлых лет? Нужны ли конвенции вообще или им лучше обрести новый формат?
Участие на тату конвеции
– По поводу конвенций скажу однозначно: они нужны! Во время пандемии я сидел дома и не ходил никуда, так как это большие риски – принести домой «смерть». Все мы болели и помним, как это было неприятно, а для кого-то даже трагично. Ходить или не ходить на такие конвенции – это дело каждого, все мы взрослые осознанные люди. Надеюсь, наступит время, когда все вернётся на свой круг и лад, а пока нужно думать о модернизации этих самых мероприятий в сторону безопасности. На конвенции перестали ходить обычные люди и поэтому главной задачей организаторов является привлечение масс обратно на площадку. Надеюсь, так и будет. Чего им не хватает – это уже другой вопрос. Думаю, что проблема не в конвенции, а в самой индустрии. Тут нужно коллективно подумать и поработать над этим.


Пока что у меня в планах посетить московские конвенции, Иркутск, Новосибирск, Питер. Также хочу возобновить поездки на заграничные конвенции, как только появиться легальный и безопасный коридор для путешествий. Пока что это очень сложно и не рентабельно. Цены на билеты просто ужасные.


Секреты мастерства

– Что ты открыл для себя в сфере татуировки, в людях за время своей профессиональной работы? Какими секретами ты можешь поделиться с широкой аудиторией?


Пигменты

– К счастью, за время работы с World Famous, мне удалось нахвататься информации от Лу о самой краске. Да и, конечно же, благодаря годам усердной работы я приобрел некоторый опыт и определенные тактильные ощущения.


С недавнего времени компания выпустила краску BlackOut. И именно те нюансы, которые я хотел видеть в краске и которые я подсказывал производителям, пришлись по вкусу многим мастерам. Я посоветовал убрать глицерин из состава краски для лучшей управляемости во время плотного закраса, микса с водой для грейвоша и для растушевки. Так и я смог внести свою лепту в историю производства.


На самом деле глицерин – это связующее звено в краске, которое делает ее тягучей, липкой и не даёт ей сохнуть в колпачке. Отсутствие его делает тату краску простой тушью из спирта, воды и пигмента. Так вот для чёрного это хорошо. Для всех остальных цветов глицерин необходим, как каше – масло.


Вечный вопрос про то, как белый пигмент желтеет. Желтый цвет или даже коричневатый, может образовываться по двум причинам – это остатки мыла или вазелина, косметики, попавшей под кожу или же природный пигмент «меланин», который вырабатывается у разных людей по-разному, в зависимости от типа кожи и географического положения самого носителя татуировки. Если первое вымывается спустя месяц, то меланин вымывается тяжело. У одной моей клиентки выработка меланина начинается сразу после заживления, и только спустя 2,5–3 года мы с ней видим конечные результаты заживления. Таким образом мы делаем ногу уже 7 лет. Так что не нужно бояться, нужно просто иметь понимание, что такое рано или поздно произойдёт и это нормально. Наша задача, как профессионального мастера, проинформировать клиента об этом.

Blackout
от 394 руб.
Работа Андрея Колбасина
Смешиваемость. Всегда был вопрос про то, можно ли мешать самому краску или же необходимо отдавать это в руки производителя, который использует специальный секретный миксер. На самом деле все просто: первоначальный пигмент при производстве действительно перемалывается и растирается через специальные валы для достижения определенной степени помола. Далее уже миксер смешивает пигмент с основой (это то, что называют Solution) и все тщательно перемешивают. Далее готовые пигменты уже смешивают друг с другом для получения определенного оттенка, при этом не включая миксер на долго, так как это может только навредить готовой краске. При долгом перемешивании и интенсивном взбалтывании, краска, как в центрифуге, обязательно расслоиться и тогда можно начинать все сначала.


Поэтому, мешая цвет самостоятельно, вы не нарушаете технологии, от этого ваши татуировки не потеряют качества или цвета. Я лично часто практикую смешивание пигментов, используя 3–5 оттенков. Желтый, синий, красный, белый, черный. Мне нужны только эти цвета, чтобы сделать полноценную многоцветную работу, которая будет смотреться сложной. Прямо в носике картриджа или иголки пигменты отлично перемешиваются.


Также есть интересный факт про составы краски. Я не думал об этом раньше, но Лу мне подсказал, что рецепт пигмента всегда пишется на банке. Так оно и есть. Состав обязан быть прописан на всех пигментах, иначе не будет сертификатов. Также я сумел самостоятельно расшифровать кодовые значения, написанные на этикетках. Можем рассмотреть, например CI#77625. Если то самое CI, которое стоит перед номером, обозначает «краситель», то номер после означает сам цвет. Главное то, сколько таких номеров в составе краски. Если вы находите боле 4-х красителей в составе одного пигмента, то это уже гарантия пятен спустя 10 лет, а может и раньше. Так же если в краске есть смесь красного или жёлтого с чёрным, то чёрный скорее всего выйдет из организма быстрее, чем желтый или красный. Это вечная проблема темно-красных и коричневых пигментов. Вроде вкрасил хорошо, а по заживлению проплешины. Заменив в составе чёрный на синий или фиолетовый, я получил чистоту цвета и хорошее заживление. Ну а чистые цвета искать в палитре проще простого: одна цифра – один пигмент. Если две цифры, то это уже смесь. Все просто.


Дисперсия. У каждого пигмента есть свой стандарт помола. Крупный, средний и мелкий. Разные краски используются для разных техник, типа контура, теней и закраса. Чёрный цвет самый сложный и нестабильный. Закрасить его проще простого из-за мелкого помола и хрупкой структуры, так как все же это продукт горения, а уголь он невесомый и лёгкий. По этим же причинам чёрный выцветает быстрее. Под действием солнца разрушается краска и ее мелкие части проходят через капилляры и сосуды, попадая через лимфатическую систему на переработку. Сам помол в черной краске в основном мелкий, он и без солнца сразу при заживлении начинает уходить в организм. От этого чёрный пигмент – самый опасный, но самый удобный в использовании. Я стараюсь всегда заменять черный на темно-синий, темно-зеленый или очень темный фиолетовый. Также я стараюсь избежать использования серых оттенков в татуировке и все заживает просто прекрасно!


Так же хочу упомянуть некую особенность World Famous: в их составе присутствует экстракт гамамелиса. Эта добавка является природным антисептиком и лучшим средством для заживления кожных покровов. Что это значит? Игла травмирует кожу, создавая в ней пору, которая быстро закрывается под действием спирта, который ее прижигает. Экстракт остается как внутри поры, так и снаружи, начиная заживление незамедлительно, поэтому в процессе сеанса я не вижу красноты даже при работе со светлыми оттенками. Думаю, вам это знакомо. Конечно же, если сделать огромный страшный партак, то не поможет ни икона над кроватью, ни экстракт гамамелиса, а вот для качественной татуировки это важно. Вообще в профессии спустя долгие годы все начинает зависеть от нюансов.


Иглы и картриджи

Иглы, конечно же, должны быть качественно собраны и спаяны. Так однажды был случай, когда мне в ногу впилось иголок 7. Они просто, видимо, просыпались из коробки мне на штаны и, присев на стул, они плотно вошли мне под коленку. Через какое-то время они стали выходить, и я вспомнил, что доставал из коробки 15 магнум и там в пайке как раз не хватало около 10 иголок. Вытащить их было сложно. Помимо качества заточки важно еще соблюдать качество спайки игл, чтобы не происходило вот таких случаев.
Работа Андрея Колбасина
Позже появились картриджи. В данный момент они все еще не приняли идеальной формы, поэтому дорабатываются и видоизменяются. С иголками на мой взгляд все просто и давно уже понятно. Вот, что я могу сказать по основным параметрам игл, которые имеют значение лично для меня.


Мне очень часто задают вопросы по заточке: какими я пользуюсь, зачем они нужны и так далее. Я уже давно разобрался для себя в вопросах того, на что влияет разная заточка и что нужно пользоваться всеми видами заточки в зависимости от типа кожи клиента, места нанесения татуировки, вида работы. 


Коротких заточек я уже давно не видел, но ценность их очень высока. Такие заточки были в начале пути у картриджей T-Tech, но сейчас о них ничего не слышно, и я давно не брал из в руки. В общем и целом, заточка она нужна для разной толщины кожи. Например, на веках или на запястье кожа тонкая, а на спине или ягодицах кожа толстая. Для толстой нужно взять заточку подлиннее. В остальных местах можно средней работать. Так же длинная заточка позволяет работать на касании, когда можно и лёгкие тени делать, еле касаясь поверхности кожи, и тут же притопить, сделав чёрную кляксу. Для леттеринга в самый раз. Ну, и соответственно в паре с заточкой работает диаметр иглы. Логично, что толстая кожа нуждается в более крупной заточке, а тонкая – в средней и короткой. 


Но главное, что нужно знать про диаметр иглы — это то, что пигмент не получится качественно вбить в средние слои кожи иглами с толщиной 0.20–0.25 мм. Минимум для этого – 0.30 мм. Тогда под кожу получится вбить пигмент среднего и мелкого помола, а при диаметре иглы 0.35–0.40 мм можно уже спокойно работать с красками любого помола, в том числе крупного. 


Я также много общался с врачами медицинских учреждений, где я учился, и хочу напомнить всем мастерам про то, что нельзя забывать о разном размере и толщине сосудов. Татуировка бледнеет как раз по тем причинам, что организм выводит краску через сосуды кровеносной и лимфатической системы. Так если вы знаете примерно, где и какой величины сосудистая сетка, то сможете подобрать пигмент и иглы под конкретную ситуацию. Например, ладони для большинства мастеров – табу, но зная и понимая процессы нанесения пигмента и особенность кожи, можно преодолеть этот барьер. То же самое с локтями и пятками.


Краска сама по себе липнет к иглам, и именно по этой причине их поверхность не идеально гладкая. Хотя заточка и происходит с помощью лазера, поверхность все равно оставляют немного шершавой. Не знаю, зачем у меня эта информация в голове держится, но она есть, и я с вами ею поделюсь. В основном это не влияет на тактильные ощущения, но старые иглы сильно отличались от современных, и текстура у них была гораздо жестче, поэтому и входили они в кожу хуже. Сейчас с иглами все в полном порядке.

Работа Андрея Колбасина
Есть такой старый трюк, который не все знают и мало кто использует. Распаять иглу или «распушить». Существует лайнер и шейдер, контур и контур-закрас. Различия в том, что в шейдере в центре обрезанная игла, которая создаёт пространство для краски, а в лайнере иглы плотно спаяны между собой в пулевидную форму. Так вот, если немного нагреть иглу, то олово, которым они спаяны, ослабит стяжку лайнера и превратит RL в иглу RS. Различия будут в одном небольшом нюансе: это повышает КПД иглы по всем параметрам процентов на 20. Краска при покраске должна вытекать не только из центра пайки, но и изо всех щелей. 


Так вот, RS – это иглы, плотно спаянные друг к другу с промежутком в центре (где и содержится краска), а в распаянной RL работает каждая игла, так как появляется не только пространство в центре, но и пространство между иглами. Если в 3–5 RS это не сильно заметно, то иглы крупнее уже имеют весомую разницу. Традиционный контур в Японии — это как раз 18 лайнер, распаянный вручную. По крайней мере это было еще тогда, и мастера того времени научили меня этому трюку. Сейчас я не распаиваю иглу, только когда мне не лень. Ну и распаять дешевую иглу не получится, так как там вместо хорошего припоя – «фольга прозрачная», так что либо иглы разъезжаются, либо вовсе отваливаются сразу или в процессе работы.


Kwadron выпустили линейку картриджей Sublime. Это та же самая теория про пустой центр иглы, но уже с магнумами. Немного расширенный центр даёт возможность красить быстрей и плотней. Опять же это нюансы и неопытному мастеру не понять их сразу. Но поработайте сначала этими иглами и вернитесь к своим привычным, сразу почувствуете слабину в руках. Вручную самостоятельно, к сожалению, такой трюк сделать, как с RL, не получится.


Оборудование

Для меня в любом случае оборудованием является машинка и силовое оборудование к ней.


Так как я начал свой путь со струны, то для меня нет плохих машинок, но я строго придерживаюсь определенных моделей оборудования, так как у меня есть в работе конкретные предпочтения. Я постараюсь описать используемые мной техники нанесения и к ним посоветую оборудование.

Работа Андрея Колбасина

Грей-вош


Для самой распространённой техники, как грей-вош, на мой взгляд нужна машинка с жестким и хлестким ударом. Вы уже сами можете регулировать степень проникновения игл в кожу и множество других параметров своими руками. Этим можно пользоваться только имея большой опыт и прекрасно ощущая тактильно глубину прокола и пигмент. Иначе будут кляксы и все может поплыть. Эта техника особенна тем, что не даёт особой красноты в работе и можно увидеть картину, которая будет по заживлению, практически сразу. Также не приходится думать о просадке чернил под кожей. Как вколол, так и зажило. Это подойдёт далеко не каждому, но опытный мастер B&G татуировки должен уметь это делать. Для этого необходимы иглы 0.25–0.30 Long Taper и машинка с хлестким ударом. Мотор по мощности роли не играет, но важен сам момент удара иглы. Вы должны жестко придерживаться одной амплитуды, ведь от этого зависит точность самого прокола. Ну и настройка сомой машинки должна быть жёсткой, а ее скорость выше среднего – это где-больше 8–9 вольт. 


Мне очень нравятся машинки от EqualizerMicron и Scorpion X2 от Ink Machines с жестким магнитом. Краска при этом лучше всего подойдёт без глицерина, так как она не клейкая и не тягучая, от чего по ощущениям больше похожа на тушь, при этом краска не залипает в носике и не плюётся, позволяя делать легкие касания по коже. Получается очень нежный и ровный тон. Движения такие же, как и в вип-шейдинге, похожие на схему движения колокола: раскачиваясь то вперёд, то назад.


Что касается грей-вошей, то тут я могу сказать так: мне больше нравится работать сетом от WF Dark, Medium, Light Tone. Красноты в работе больше, но для меня удобно то, что цвета всего три и Dark Tone очень хорош в управлении. Для работы с ним подойдут любые иглы по диаметру, а заточка лучше средняя. Машинка также со средними настройками. Я использую машинки Dragonfly X2 на максимально допустимой жёсткой настройке и Equaliser Proton.

Scorpion X2 EVIL BLACK - для любых картриджей - 30мм
51102 руб.
Работа Андрея Колбасина

Цвет


Для цвета необходимо использовать 0.30–0.35 в зависимости от ширины сосудов и плотности кожи. Также нужно учитывать жирность кожи, которая хорошо преодолевается 0.35 иглами. 


Дело в том, что цветная краска почти вся делается на основе белой краски, а она имеет крупные частицы, отчего и погрузить под кожу такой микс невозможно 0.25 иглами и порой даже 0.30. Отфильтровать мелкие от крупных частиц помогает вода, так как во время работы мелкие частицы попадают в кожу быстрее, а крупные остаются на салфетке. Но на заживление и долговечность лучше влияют крупные частицы краски, так как кожа в первые дни старается сделать вокруг краски капсулу из соединительной ткани и впоследствии эти самые крупные частицы не могут попасть в тонкую трубку сосуда лимфатической и кровеносной системы. Для этого необходимы особые машинки, особые настройки, оборудование, ощущения и движения. В двух словах это не описать, но попробую я попробую кратко. 


Машинка должна иметь медленный выход из кожи, желательно с задержкой. Необходим хлесткий удар для меньшей травматизации и четкого открытия поры. Вольтаж желательно выставить на минимум. Я использую Dragonfly Х2 на 6.0–7.6 В (винт полностью ослаблен), Equaliser Proton - 7,5В, Scorpion X2 – 7В со средней жесткостью. Мне невероятно нравится новая машинка Equaliser Neutron. Батарейки на 2 сеанса хватает (16 часов) минимальный вольтаж 5В. На этих настройках двигателя вполне хватает, чтобы не тормозить на 19 магнуме.


Все, что вам нужно знать о плотном покраске – это то, что "плотно" не равно "долговечно". Практика и время показали, что медленный вольтаж и медленные равномерные движения успевают погрузить под кожу больше краски и крупные частицы пигмента лучше ложатся в средние слои кожи, образуя капсулы с краской. Быстрый вольтаж просто не успевает, и поэтому цвет блекнет уже спустя полгода. Яркость татуировки сильно зависит от этого.


Ну и главное, что необходимо понять, так это то, что больше всего краски по объему попадает при использовании пайки с большим расстоянием между иглами. Обратите внимание, что 7 магнум красит плотнее, чем 15 магнум. Такая же история и с 7 RS и 15 RL – все дело в «пушистости» игл. Поэтому мелкие группы игл и самостоятельно подготовленные раунд шейдеры незаменимы в работе. Это не панацея и не рецепт от всех проблем, но все лучшие татуировки, которые я видел и которые сам делал, были сделаны именно таким способом. День за днём я наблюдаю то, как расплываются татуировки звезд, сделанные якобы профессионалами, выцветают. Подобные работы я также встречаю на конвенциях. Всегда понимаю, в чем проблема. Проблема в незнании техники!



Акварель


Акварель — это тот же грей-вош, который делается цветными красками. Тут все то же самое, но только иглы при этом я беру 0.35 мм.


Технических приемов очень много, но я вам рассказал те основные , которыми я лично пользуюсь и в которых я разбираюсь. Про випы и контура я не могу говорить, так как это уже не моя кухня.

Equalizer Wireless Neutron Rotary Tattoo Machine (3.5мм)
45815 руб.
Работа Андрея Колбасина

Обмен знаниями между мастерами

Я часто раньше ездил поработать на гостевые места в мировые студии и с удовольствием посещал тату конвенции, как участник и как зритель. Это необходимо любому мастеру для роста. Проявление амбиций, сравнения своих работ с чужими, восхищение и разочарования – все это было благодаря тесному контакту с коллегами. Я сам делюсь с мастерами опытом, мнением и впечатлениями, так же, как и они со мной. 


Очень интересный опыт даёт коллаборация с различными мастерами. Конечно, не каждый готов к этому, так как помимо некомфортной работы есть ещё момент организации самой коллаборация и лидерства в ней. Результат полученный после – это, несомненно, опыт, знания и классная работа в портфолио.


Про планы на будущее

– До нас дошли слухи, что ты сменил студию и даже город. Где ты теперь работаешь?


– Город я не сменил и по-прежнему остаюсь верен Петербургу, а вот студию поменял, точнее локацию. У меня своя студия и школа, которая время от времени переезжает по тем или иным причинам. В этот раз мне не повезло в карантин, и я потерял помещение вместе с невероятно дорогим ремонтом. В итоге я сейчас переместился в исторический центр Петербурга, на Петроградку. Пока что сил на ещё один рывок у меня не хватает, так как сейчас моей главной целью является пополнение в семье в ближайшие время. Как только я почувствую ветер, я встану на крыло.



– Какие новые горизонты ты открыл для себя после переезда и смены студии?


– На самом деле с каждым переездом я становлюсь сильнее и опытнее. Прошлое помещение закалило меня. Теперь я лояльный преподаватель, добрый начальник, а не друг и товарищ. Как мастер я не перестаю расти и развиваться. Горизонты, к сожалению, никакие новые я не открыл с новой студией.



– Каким ты видишь свое будущее и будущее тату индустрии в целом?


– Сейчас татуировка претерпевает сильные перемены, так как наступает большой мировой кризис, фильтрует мастеров и отсеивает слабых. Отсюда и появляются новые личности и забытые звёзды. Процесс здоровой конкуренции. Если в художественном плане все уже было предсказано и все к этому идёт, то в техническом плане ещё много, над чем можно подумать.


Мастера сейчас делают упор на развитие дизайна татуировки, так как появление соцсетей диктует новые правила, новые тренды и форматы. Это направление будет меняться в 10 раз быстрее, чем раньше. И выиграет тот, кто сумеет поймать волну именно сегодня, именно сейчас. Да, это ежедневная гонка. Все сейчас сводится к тому, чтобы зацепить взгляд клиента красивой превьюшкой, которая по итогу окажется дороже самой татуировки.

Работа Андрея Колбасина
В оборудовании должно многое поменяться, так как есть чему становиться лучше. 


Беспроводные виды оборудования вскоре займут более крепкую позицию на рынке, чем мы сейчас можем себе представить. У них большие возможности и перспективы в техническом плане. Иглы и картриджи претерпят очередное изменение форм, креплений, систем возврата. Краска уже поменялась, думаю, что это не последние ее метаморфозы. Сейчас это вынужденная мера, связанная с безопасностью, но думаю, что производители смогут найти способы еще больше усилить цвета, создать еще больше чистых базовых цветов, найдут новые рецепты разбавителя (основы), что непременно приведет к тому, что пигментами станет пользоваться еще проще. На фронте косметики все останется на месте, там нечего развивать, а вот девайсы вроде Stencil принтеров или татуировочных автоматических машин никуда точно не денутся и будут развиваться.


Также я надеюсь на смену позиции и форматов тату конвенций, возвращение публики на площадки. Культ татуировки временно уходит в тень, и это видно по количеству и качеству посетителей. Тату стало обыденным и поэтому каждый имеет татуировку ту, которую хочет и чужие татуировки его не интересуют. Как только мастера научатся грамотно презентовать свои работы, то конвенции опять получат статус «выставок» и обретут былую славу. Именно в андеграунде был интерес: посмотреть на то, что ты не видел раньше. Просто для понимания: выставка «ТАТУ» в Пушкинском музее собрала больше посетителей, чем все российские конвенции за последние 5 лет. Все дело в презентации. Надеюсь на светлое будущее.


Совет начинающим

Рисуйте каждый день, хвалите коллег, понимайте клиента и вникайте в суть его предложений и желаний. Уважайте себя и свой труд. Не позволяйте никому принижать ценность своей профессии и своего дела.
Андрей Колбасин
– И традиционно, завершая наше интервью, какой совет ты можешь дать молодым мастерам? Как им найти себя в сфере татуировки, познать ее и оставить свой след в индустрии?


– Нужно любить своё дело и отдавать себя целиком. Заниматься татуировкой, совмещая ее с чем-то ещё — это сделает из нее работу, где будет потолок развития и только желание заработать. Всё-таки вершины можно добиться, будучи творцом. Рисуйте каждый день, хвалите коллег, понимайте клиента и вникайте в суть его предложений и желаний. Уважайте себя и свой труд. Не позволяйте никому принижать ценность своей профессии и своего дела.


Сейчас эпоха соцсетей, поэтому не ленитесь развиваться в этом направлении и все силы тратить на своё интернет развитие. Если тебя нет в интернете, значит тебя нет нигде!


Ну, и нужно видеть реальность, не жить прошлым. Если что-то сейчас модно или имеет рабочий статус, то обязательно нужно это использовать. Так в моей жизни появился Вконтакте и Инстаграмм. Так я занялся реализмом и так я делаю миниатюры сейчас. Все нужно анализировать и понимать, что актуально сейчас, а что можно отложить до лучших времён.


Любите свои работы, но и трезво оценивайте свой профессиональный рост. Нужно либо расти вверх, либо деградировать. Стоять на месте не получится, это научный факт.


На самом деле могу посоветовать обратиться ко мне в школу и поучиться, обязательно записаться ко мне на сеанс на клевую татуировку.


Спасибо большое за такие интересные вопросы!